Человек https://chelovek.iph.ras.ru/ ru-RU Вс, 03 ноя 2019 03:35:34 +0300 OJS 3.1.0.0 http://blogs.law.harvard.edu/tech/rss 60 Человек: индивидуальное и глобальное https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3520 <p>Юбилейная статья к 90-летию со дня рождения основателя журнала «Человек» академика Ивана Тимофеевича Фролова. В статье дается общий очерк многообразного вклада И.Т. Фролова в развитие науки, культуры и общественной жизни нашей страны. Особое внимание уделяется основным идеям его философской концепции. Рассмотрены актуальные стороны трудов И.Т. Фролова по глобалистике и биоэтике. Показано, что идеи И.Т. фролова в отношении глобалистики и биоэтике имеют содержательное единство. Суть его – в комплексном подходе к проблеме человека и его будущего.</p> Сергей Николаевич Корсаков, Мария Ивановна Фролова Copyright (c) https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3520 Пт, 25 окт 2019 00:00:00 +0300 Психоаналитические рецепции в «Бодлере» Сартра https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3515 <p>Предметом исследования является биография «Бодлер» Ж.-П. Сартра. Текст рассматривается в рамках сартровского проекта экзистенциального психоанализа. В исследовании выявляются ключевые особенности экзистенциального психоанализа Сартра, отличающие его от классического психоанализа З. Фрейда, такие как выраженный телеологический характер, этическая направленность, принципиальный антинатурализм и тесная взаимосвязь с классическими концепциями субъективности. В работе рассматриваются сартровские интерпретации ключевых психоаналитических понятий, таких как «бессознательное», «Эдипов комплекс», «либидо», «нарциссизм», «желание смерти» и пр. Подчеркивается критическое отношение Сартра к натуралистической установке, лежащей в основе психоаналитического метода, выявляются общие принципы построения Сартром гуманистической версии психоанализа и роль последней в формировании сартровского биографического метода. При рассмотрении конкретного биографического материала особое внимание уделяется сартровскому анализу семейной ситуации Бодлера, в частности его отношений с матерью. Выявляется специфика сартровской критики классической интерпретации Эдипова комплекса, а также его собственное смещение акцента с отцовского начала на фигуру Матери. Проводится сравнение сартровской интерпретации нарциссизма с классической психоаналитической трактовой, а также специфика сартровского подхода к феномену сексуальности. Рассматривается ключевое для экзистенциального психоанализа понятие «фундаментального проекта», лежащее в основе сартровского метода биографирования. Выявляется роль «первичной травмы» в формировании фундаментального проекта и способы ее компенсации. Выявляются скрытые переклички сартровской телеологии творческого субъекта с фрейдовской концепцией Эроса и Танатоса, а также концепцией «некрофильского характера», предложенной Э. Фроммом. Дается общая характеристика сартровского стиля биографирования, отличающего его психоаналитические реконструкции от традиционных биографий. Общим результатом работы является утверждение синтетической природы биографического метода Сартра, который лежит на пересечении его философских, литературных и критических интересов. Выявляются общие тенденции дальнейшего развития биографического метода Сартра в биографиях Ж. Жене, С. Малларме и Г. Флобера.</p> Андрей Викторович Гасилин Copyright (c) https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3515 Пт, 25 окт 2019 00:00:00 +0300 Человек в бытии: программа гуманизации ничто в философии XX века https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3516 <p>В XX веке, богатом на философские прозрения, можно встретить необычный извод гуманизма, связанный с философской категорией «ничто», или «негативности». Проект «гуманизации ничто» провозгласил, что основу человеческого в человеке нужно искать в недрах философской категории ничто, восходящей к классическим положениям философии Гегеля. Термин «гуманизация» в рамках данного проекта часто понимают технически, подразумевая, что негативность воплощается в человеке. Об этой идее написано достаточно, но в настоящем эссе мы хотели бы обратить особое внимание непосредственно на гуманистический подтекст проекта. Поскольку ничто гуманизируется, оно становится носителем самого человеческого в человеке. Речь идет о способности человека быть существом: 1. Сознающим (знать мир как сущее можно, только приходя к нему из не-сущего ); 2. Действующим (человеческая активность отрицает наличность мира, привнося в него новое); 3. Свободным (человек совершает поступок в ситуации фундаментальной неопределенности, в буквальном смысле творит из ничто, поскольку любое его действие возможно). Соединение этих способностей и качеств и характеризует человека как существо, отрицающее всякое наличное положение дел. Все, что предъявляется миром природы как данность, может быть радикально трансформировано человеком в ходе его истории. Мы также хотели бы посмотреть, как данный тип гуманизма противопоставил себя натурализму — направлению, не менее авторитетно заявившему о себе в начале минувшего столетия. Мы постараемся привлечь внимание к неожиданному родству этих двух направлений, равно как к их явственному расхождению.</p> Диана Эдиковна Гаспарян Copyright (c) https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3516 Пт, 25 окт 2019 00:00:00 +0300 Феноменология Карла Ясперса и возможности междисциплинарного исследования самосознания https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3517 <p>В статье рассматривается вопрос о новых возможностях изучения самосознания, которые открывает междисциплинарный подход. Феноменологическую концепцию Карла Ясперса авторы статьи анализируют как основу для такого рода исследований. Использование феноменологического метода при изучении расстройств самосознания может стать отправной точкой новых клинических исследований, а те, в свою очередь, спровоцировать прагматически полезные следствия для психологической науки и новые ракурсы философских интерпретаций самосознания. Именно междисциплинарный взгляд на предмет позволяет заполнить методологические пробелы, найти решения проблем концептуального и прикладного свойства. При этом основания для междисциплинарных исследований самосознания должны формироваться именно философами, поскольку речь идет о решении мировоззренческих вопросов. С опорой на феноменологический подход Карла Ясперса и как результат собственного междисциплинарного исследования предлагается рабочая модель самосознания, которая может быть прагматически полезна специалистам в сфере психического здоровья: психиатрам, психологам и психотерапевтам. Эта модель предполагает описание самосознания через перечень его специфических функций, нарушение хотя бы одной из которых позволяет констатировать психическое расстройство. В свою очередь, для философов могут быть интересны новые данные о нарушениях самосознания, которые в состоянии предоставить психопатология при условии использования феноменологического метода и отказа от жесткого дисциплинарного взгляда. Это тем более важно при создании адекватной картины человеческого бытия и модели личности, которая служила бы приемлемым основанием самопонимания современного человека.</p> Ольга Николаевна Стрельник , Сергей Николаевич Стрельник Copyright (c) https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3517 Пт, 25 окт 2019 00:00:00 +0300 Николя де Кондорсе: теоретик прогресса или идеолог трансгуманизма? https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3518 <p>Николя де Кондорсе — французский философ, ученый, политический деятель XVIII века, один из немногих идеологов Просвещения, который не только застал Французскую революцию, но принимал активное участие в политической жизни страны. Задача данной статьи не только в том, чтобы рассмотреть теорию прогресса Кондорсе, в основание которой была положена идея бесконечного совершенствования человека и человеческого общества (<em>perfectibilité</em>), но чтобы исследовать понятия «общество улучшения (амелиорации)» и «общество трансгуманизма», которые эта идея фундирует. Трансгуманизм есть философское, общественное и культурное движение, пропагандирующее радикальное улучшение людей при помощи биомедицины, достижений науки и технологий. Оно в течение многих лет занимает умы ученых, врачей, философов и общественных деятелей во всем мире.&nbsp; Базирующийся на концепте постоянного улучшения индивидом своих физических, интеллектуальных и психологических качеств, трансгуманизм апеллирует к идее <em>perfectibilité</em> в том значении, которое придавал ему французский философ. Руководствуясь желанием обосновать с исторической и философской точек зрения данную идеологию, апологеты трансгуманизма стремятся объявить себя наследниками гуманизма эпохи Просвещения, а Кондорсе — «духовным наставником» этого движения. Автор статьи задается вопросами: что представляет собой идея <em>perfectibilité</em>, почему она не теряет актуальности спустя более двух веков после смерти французского философа, действительно ли можно считать Кондорсе идеологом трансгуманизма?</p> Ольга Андреевна Виноградова Copyright (c) https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3518 Пт, 25 окт 2019 00:00:00 +0300 Труд действительно создал человека. Вместе с его иллюзиями. https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3519 <p>Выдающийся философ, историк, антрополог Юрий Иванович Семенов вспоминает основные вехи своей научной биографии, излагает суть некоторых важнейших своих теорий и обсуждает современные теоретические проблемы антропосоциогенеза и истории первобытного общества, а также теории общественно-экономических формаций. Теория антропосоциогенеза была разработана Ю.И. Семеновым в 60-х годах XX века и до настоящего времени постоянно развивается на основе новых научных фактов. Понятие антропосоциогенеза, введенное Ю.И. Семеновым, раскрывает взаимосвязанность процессов биологического формирования человека и формирования социальных отношений. Процесс антропосоциогенеза анализируется с точки зрения развития человеческого сознания и мышления. Ученый подробно реконструирует процесс антропосоциогенза, вводит понятие «рефлекторный труд», раскрывает механизм формирования морали как социального результата развития трудовой деятельности и группового отбора. Разработка теории антропосоциогенеза позволила разделить историю человечества на два этапа: период генезиса человека и общества и период развития уже готового человеческого общества, первой стадией которого стало первобытное общество. Ограничение пищевого и полового инстинктов в процессе антропосоциогенеза приводит к формированию системы табуитета, коммуналистической экономики и первобытного группового брака. Фундаментальная разработка истории экономики первобытного общества, которая делится ученым на две стадии — раннепервобытное («первобытно-коммунистическое») общество и позднепервобытное («первобытно-престижное») — приводит к раскрытию причин появления «престижной» экономики, пережитки которой сохраняются и в наши дни. В целом реконструкция процесса антропосоциогенза и внутренней логики развития первобытного общества позволяет раскрыть универсальные социальные законы, важные для понимания современного человеческого общества.</p> Ульяна Геннадьевна Николаева, Татьяна Витальевна Пушкарева Copyright (c) https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3519 Пт, 25 окт 2019 00:00:00 +0300 Портрет как идентификация личности: эскиз к портретному искусству Беларуси XVI–XVIII веков https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3521 <p>Раскрываются идентифицирующие возможности белорусского (великолитовского) портрета веристического стиля, который точно следует физиогномике, что подчас превращает изображение в маску, икону. В этом его отличие от привычного европейского портрета, в котором художник стремится интерпретировать внутренний, духовный мир человека. Генезис белорусского портрета, так же как и портрета Западной Европы, связан с переосмыслением в XVI веке римских культурных традиций. Культура итальянского Возрождения теоретически и практически сумела связать христианство с греческой и римской Античностью, создав триединую художественную систему <em>художник — произведение — зритель</em>. В Великом Княжестве Литовском ориентация на античную культуру (Древний Рим) в XVI веке выросла в культурообразующий фактор. По римским античным образцам выстраивались основные обряды, сопровождавшие рождение и крещение детей, венчание и свадьбы, застольные встречи и пиры, похоронные и погребальные церемонии, разрешались мумификация усопших и устройство крипт с саркофагами определенных аристократических семей. Обрядовая сторона культуры подкреплялась исторической мифологизацией происхождения шляхты-рыцарства от римских патрициев. В портрете Великого Княжества Литовского веристический стиль получил широкое распространение. В первую очередь подобные портреты выполняли задачи идентификации изображенных и являлись важным элементом скорее культуры повседневности, нежели искусства. Они заполняли залы портретных родовых галерей во дворцах магнатов и небольших домах средней и мелкой шляхты, размещались в храмах, использовались в погребальных церемониях в качестве труменных (гробовых), укрепляемых на торцевой стенке гроба-трумны. На протяжении XVI–XVIII веков данная традиция способствовала созданию сложной композиции портрета с атрибутикой разного рода социальной принадлежности персонажа. Целям идентификации и коммуникации подчинялась взаимосвязь на портрете изображения и пространства, представляя собой систему знаков и кодовых формул, понимание которых и организовывало двухуровневую коммуникационную идентификацию — автора портрета с изображенным лицом и зрителя с портретным произведением.</p> Ольга Дмитриевна Баженова Copyright (c) https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3521 Пт, 25 окт 2019 00:00:00 +0300 Взгляд и дистанция: проблема глубины в исследованиях образов https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3522 <p>Рассматриваются вопрос об отношении видимого и субъектного в визуальных образах, с одной стороны, и проблема образа как дистантности — с другой. Эту связь автор показывает, опираясь на рассуждения М. Мерло-Понти о глубине, которая задана взглядом, и дистанции как постоянно отступающем горизонте. Французский феноменолог отличает глубину от представления о третьем измерении. Глубина, в отличие от двух других измерений (длины и ширины), выражает не свойства объектов, но свойства, которые эти объекты проявляют по отношению к видящему субъекту. В данном смысле речь идет о включении взгляда в видимое. Взаимная обусловленность видимого и субъекта далее рассматривается посредством обращения к предпринятому Ж. Лаканом анализу картины Г. Гольбейна «Послы», где взгляд субъекта непосредственно связан с глубиной перспективы и ее удвоением на полотне. Анализ глубины затрагивает другой важный элемент видимого — горизонт, выступающий как недостижимая даль, которую невозможно пересечь, и в данном случае речь идет о дистантном. Связь глубины и взгляда ведет к другой теоретической области, а именно к проективной геометрии, в которой непосредственно находят выражение взгляд как включенная в проекцию позиция и горизонт как проекция бесконечно удаленной прямой. Напряжением между этими двумя элементами — взглядом и бесконечно отстоящим от него горизонтом — выражается структура образа. Позиция же субъекта в видимом обретает двойственность, опираясь и на то, что доступно телу, и на то, что доступно взгляду.</p> Нигина Рустамовна Шаропова Copyright (c) https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3522 Пт, 25 окт 2019 00:00:00 +0300 Ирония в Новом Завете https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3523 <p>Проблема присутствия иронии в сакральных текстах поднимается христианскими авторами со II века нашей эры. В начале XXI&nbsp; века эта проблема приобретает новую актуальность в связи с явной утратой значительной частью общества религиозных ценностей и связанным с этим образовавшимся напряжением между религиозными и безрелигиозными общественными группами, а также проблемой соблюдения этических границ для тех и других. Пока вопрос о месте иронии в сакральных текстах не будет однозначно решен внутри религиозных групп, о построении диалога по этому вопросу между лицами религиозного и безрелигиозного мировоззрения не может быть и речи.&nbsp; Настоящее исследование представляет собой обзор англоязычных исследовательских работ по библеистике, посвященных исследованию иронии в Новом Завете. Исследовательские тексты сгруппированы по тематико-хронологическому принципу и охватывают период с начала XX века до 2017 года. Выделены основные тенденции развития темы и нарастания смыслов, обозначены основные исследовательские подходы, а также существующие изъяны и недоработки в теме. В статье привлечено свыше 50 исследовательских работ на английском языке. Главная цель настоящей работы — восполнить недостающий материал по теме для русскоязычного читателя, а также выделить основные направления исследований в области изучения библейской иронии для отечественной библеистики, где освоение названной темы практически равно нулю.&nbsp;</p> Анастасия Алексеевна Медведева Copyright (c) https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3523 Пт, 25 окт 2019 00:00:00 +0300 Психопат как новый герой литературы постмодернизма (на примере трансформации образа гения в романе Патрика Зюскинда «Парфюмер. История одного убийцы») https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3524 <p>В статье исследуется обращение литературы постмодернизма к фигуре психопата на примере романа Патрика Зюскинда “Парфюмер. История одного убийцы” (1985), где осуществлено такое переосмысление гениальности, когда она предстает в форме психопатии. Личностям психопатического склада начинает отводиться все более значимое место в условиях современного мира, и, хотя психопат существовал в культуре всегда, именно писатели постмодернизма активно вводят его в свои произведения. В центре внимания П. Зюскинда находится фигура гения, важнейшая для немецкой культуры. Романтики заложили традицию осмысления гения как посредника, привносящего в мир законы Природы и направляющего развитие общества; гений — значимая точка соединения антропологической и социальной плоскостей, он может быть в одно и то же время и плодом культурной традиции, и деформирующим ее бунтарем. Сосредотачивая в тексте выработанные романтизмом черты гениальности, Зюскинд утрирует и отрицает их, трансформируя позитивный возвышенный образ гения в фигуру психопата. В силу своих особенностей именно психопат становится героем, являющим собой ответ на вызовы современности, которую постмодернизм связывает с подчинением человека обществу потребления, подменой реальности набором симулякров, стремлением социума к обезличиванию и аннигиляции человека. Моральная децентрация субъекта и отсутствие признанных авторитетов вынуждает индивида искать точку опоры в себе, актуальным становится протест личности против оказываемого на нее давления, и психопат начинает выступать как герой, способный бросить вызов миру (произведения Дж. Фаулза, Э. Берджесса, Б.И. Эллиса и др.). Стремление парфюмера построить и отстоять собственную индивидуальность происходит через утверждение набора определенных черт, характерных для психопатов — фанатичной преданности собственным интересам, успешности, жестокости, тяги к манипулированию. Так, обращаясь к гениальности как материалу для художественного переосмысления, Патрик Зюскинд использует ее для создания героя нового типа.</p> Анастасия Валерьевна Кучерова Copyright (c) https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3524 Пт, 25 окт 2019 00:00:00 +0300