Человек https://chelovek.iph.ras.ru/ ru-RU Чт, 04 июл 2019 00:00:00 +0300 OJS 3.1.0.0 http://blogs.law.harvard.edu/tech/rss 60 Ноль нарциссизма. Феномен Бориса Юдина https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3160 <p>Статья представляет собой специально переработанный для журнала «Человек» текст «Вместо заключения» из готовящейся к выпуску книги автора «Нарцисс в броне. Психопатология “грандиозного Я” в политике и власти». Актуальность проблемы обосновывается множественными симптомами и последствиями нарциссических отклонений в политике, массовом сознании и коллективном бессознательном с акцентом на современной российской реальности. Вывод о таких отклонениях делается на основе сопоставления с перечнями симптомов стандартной диагностики, включая DSM-5. Отмечены фиксация на собственной грандиозности и всемогущественности, мнимое величие, аномальное стремление поставить себя в центр внимания, склонность к эксплуатации и манипулятивность, отсутствие эмпатии и нетерпимость к критике со взрывами нарциссической ярости. На фоне характерной для России массовой неосведомленности об эпидемиях нарциссизма в современном мире и в особенности в последние десятилетия, показана психологическая подоплека нарциссических контратак, стремящихся удержать проблему исключительно в рамках обыденной логики и бытовой компетентности. Формула «ноля нарциссизма» также вводится как психоаналитическая и терапевтическая установка, связанная с необходимостью блокировать автоматическую конкуренцию и нарциссические провокации пациента, отслеживать собственные эффекты аналитической грандиозности и терапевтической власти. Проблема «ноля нарциссизма» исследуется не только на уровне теории и методологии, но также и эмпирически, на примере конкретного психотипа. Такой материал дан в антропологическом анализе «феномена Бориса Юдина» — основателя и главного редактора журнала «Человек» в 1999 – 2017 годах. Синтез теоретико-методологического анализа и конкретного, точечного описания помогает скоординировать теорию и устоявшиеся повседневные представления. Такая работа в пространстве «около ноля» открывает возможность привести в соответствие и отчасти совместить разные версии и шкалы нормального, патологического и злокачественного нарциссизма, учитывая его деструктивные и конструктивные акцентуации.</p> Александр Вадимович Рубцов Copyright (c) 2019 https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3160 Вт, 25 июн 2019 00:00:00 +0300 «Человек. Выход за пределы» https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3161 <p>Статья посвящена особенностям взглядов члена-корреспондента РАН Б.Г. Юдина на феномен «технонауки» в его отношении к науке традиционной как они отразились в недавно опубликованном сборник е его работ «Человек: выход за пределы». Рассматриваются отношение этих взглядов к «проективному подходу» Г.П. Щедровицкого, к его критике традиционной науки и противопоставлению «искусственного» и&nbsp; «естественного», в котором Б.Г. Юдин видел одну из главных этических и гносеологических проблем современного научного познания. Утверждается, что позднее творчество Б.Г. Юдина там, где оно связано с рефлексией над современным познанием, — это и принятие и дальнейшее развитие «проективного подхода», и, одновременно, полемика с ним, отстаивание ценностей традиционной науки. Отмечается важная роль анализа «скрытого знания» в книге М. Полани «Личностное знание» для понимания многих особенностей междисциплинарного и многодисциплинарного знания вообще и исследовательской, научно-практической и научно-организационной работы Б.Г. Юдина в частности, в том числе и его работы на посту главного редактора журнала «Человек». Отмечается роль Б.Г. Юдина в развитии концепции и практики гуманитарной экспертизы и трудности утверждения и реализации этой концепции в контексте общей ситуации в советском и постсоветском обществоведении, а также сходство и различие его представлений о гуманитарной экспертизе с практикой т.н. «оценки технологии». Отмечается ряд противоречий толкования концепции гуманитарной экспертизы в представленных в сборнике работах ученого и объективная неизбежность таких противоречий.</p> Леонид Ананьевич Резниченко Copyright (c) 2019 https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3161 Вт, 25 июн 2019 00:00:00 +0300 Личный опыт человека: когнитивные и социокультурные аспекты https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3162 <p>Конститутивным основанием субъективной реальности человека представлен личный <em>опыт </em>проживания собственной жизни, понятый как единство познаваемой предметности и духовных усилий ее освоения — знания и переживания. Будучи пережит и осмыслен, личный опыт организован в систему <em>субъективных значений.</em> Показано, что для «вписания» вновь обретаемых субъективных значений в общий строй мыслей и чувств, человек непрерывно (но неосознанно) переосмысливает ранее пережитое, наделяя новыми субъективными значениями ранее обретенный опыт, играющий главную роль в формировании персональной идентичности человека.&nbsp;Субъективная реальность, конституированная совокупностью субъективных значений, в свою очередь, обусловлена человеческими предпочтениями и выборами, а также предшествующим опытом, отлитым в образцы последующих интерпретаций, — <em>биографической ситуацией</em> человека. Обосновано, почему неустранимое различие биографических ситуаций как оптик последующих субъективных интерпретаций не означает принципиального недопонимания людей в процессе общения.&nbsp;Субъективная реальность сформирована не только предшествующим личным опытом человека — она в значительной мере <em>социально сконструирована </em>отражением в зеркалах-сознаниях значимых других. Лишь отражаясь в их зеркалах-сознаниях, человек в состоянии оттачивать черты собственной индивидуальности. Показано, что самовосприятие является собирательным образом человека в первичной социальной группе.&nbsp;Рефлексивная природа персональной идентичности означает, что восприятие «фоновых ожиданий» ближайшего коммуникативного окружения в значительной мере управляет саморазвитием человека. Философски это означает, что субъективная реальность человека нуждается в постоянной коммуникативной поддержке, осуществляемой посредством непрерывного обмена субъективными значениями в группе первичной идентификации. Для наук о человеке и обществе (социологии малых групп, когнитивной психологии и т.п.) это означает необходимость «выговаривания умолчаний» — исследования непроговариваемого, «само собой разумеющегося», неявного знания, лежащего в основе принципиальной возможности повседневных языковых коммуникаций, обмен интерсубъективными значениями в которых конститутивен в отношении субъективной реальности человека.</p> Наталия Михайловна Смирнова Copyright (c) 2019 https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3162 Вт, 25 июн 2019 00:00:00 +0300 Самотрансформации личности в творческом процессе https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3163 <p>Статья посвящена самотрансформации человека в процессе порождения всецело новых смыслов, не представленных в исходно имевшихся концептах даже в форме зародыша. Констатируется методологический парадокс: если появляющееся знание не содержится в предыдущем уровне представленности, то как возможно рождение чего-то из ничего? Если же это знание на предыдущем этапе все-таки уже присутствует в какой-то форме, то его нельзя назвать всецело новым: это, скорее, развитие имеющегося. Парадокс разрешается с помощью анализа природы смыслов в пространстве целостной человеческой экзистенции. Такой анализ позволяет увидеть, что ключевую роль в процессе порождения новых смыслов&nbsp; играет самотрансформация личности исследователя – его отход от позиции внешнего стороннего наблюдателя по отношению к наличествующей проблемной ситуации и переход к самоотождествленнию с ней. Выявляются принципиальные трудности, неотделимые от попыток репрезентировать недуальные целостные феномены инсайтного мышления с помощью принципиально дуальных средств анализа, таких как категориальное мышление и естественный язык. Из-за ориентированности этих последних на устойчивое, воспроизводимое, всеобщее в человеческой практике они оказываются не слишком эффективными в качестве инструмента создания и описания неповторимого.</p> Ирина Александровна Бескова Copyright (c) 2019 https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3163 Вт, 25 июн 2019 00:00:00 +0300 Миметическое насилие и современная этология: к проблеме истоков человеческой агрессии https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3164 <p>В статье представлен анализ проблемы человеческой агрессии и насилия в интерпретации франко-американского философа и литературоведа Рене Жирара в диалоге с современными данными этологии и социобиологии. Жирар, создавая концептуальный аппарат «фундаментальной антропологии», не в последнюю очередь опирался на достижения основоположника современной этологии Конрада Лоренца и его интерпретацию феномена агрессии. Однако со времен Лоренца в дисциплинах, изучающих социальное поведение животных, сделаны открытия, которые представляют феномен агрессии в новом свете. Таким образом, они опосредованно влияют на интерпретацию теоретического аппарата жираровской антропологии. В связи с этим авторы считают важным диалог между философской интерпретацией феномена миметической агрессии, механизмами ее регулирования, и тем, какие интерпретации предлагаются современными науками о поведении животных. Данная статья — это своеобразная полемика между Рене Жираром и современными этологами. Первая ее часть посвящена идеям Жирара и реконструкции его аргументации в таких областях, как эскалация агрессии и жертвоприношение,&nbsp; способы регуляции внутригруппового конфликта; вторая часть статьи написана с точки зрения современной социобиологии и этологии. Статья преследует цель выявить совпадения и расхождения между импровизированными оппонентами. Авторы предполагают, что некоторые идеи Жирара, посвященные, например, механике жертвоприношения как единственного способа разрешения внутригрупповых конфликтов, должны быть переосмыслены современной наукой.</p> Магдалена Кожевникова , Мария Николаевна Пророкова Copyright (c) 2019 https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3164 Вт, 25 июн 2019 00:00:00 +0300 Воспитание человека в новом тысячелетии https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3165 <p>Статья посвящена современной проблематике воспитания и социализации, в связи с введением в образование программ социально-эмоционального обучения (СЭО) за рубежом и в России. СЭО проанализировано в историческом контексте, выявлена его связь с гуманистической парадигмой. При проблематизации СЭО обнаруживается, что важнейшие смыслы программ применительно к воспитанию определяются как опора на внутренний опыт, поворот к субъектности (условию «практик себя»), а также как мотивационный переход к эмпатии, любви и нравственности и обеспечиваются применением созерцательных практик, производящих <em>замедление</em>, <em>остановку</em>, <em>молчание</em> и создающих условия для развития эмпатии и любви. В философском анализе контекста современного образования выявлены влияния, представляющие риски для воспитательных возможностей СЭО. Осмысляя их, автор рассматривает как симптоматичное вытеснение «воспитания» «научением», и связывает причины последнего с образовательной политикой в мире, испытывающей влияние неолибералистской ментальности, ориентированной на экономический подход в понимании человека.</p> Маргарита Николаевна Кожевникова Copyright (c) 2019 https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3165 Вт, 25 июн 2019 00:00:00 +0300 Эмоциональное развитие детей https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3166 <p class="lyt-coolLTGliederung2" style="text-indent: 0cm; line-height: 150%;"><span style="font-size: 14.0pt; line-height: 150%; font-family: 'Times New Roman','serif';">Задача не только когнитивного, но и эмоционального развития постепенно входит в практику образования. Концепция эмоционального интеллекта во многом подталкивает к традиционной, просветительской, «знаниевой» модели обучения. Она формирует у учащихся знания о своих эмоциях, учит их дифференцировать эмоции других. Кроме того, она дополняется задачей овладения собственной эмоциональной регуляцией. Идея построения образования на субъектно-деятельностной основе, при понимании ценности целостного развития личности (включая эмоциональный аспект), подразумевает вовлечение учащихся в продуктивную деятельность с целью развития способности к саморегуляции. Саморегуляция обучения подразумевает рефлексивное овладение собственной мотивационно-эмоциональной сферой. Существует сопряженность развития внутренней мотивации, саморегуляции, эмоциональной вовлеченности и настойчивости при достижении учебных целей. Выделение в автономные курсы задач по развитию отдельных аспектов целостной личности учащихся видится тупиковым путем. Поддерживается подход, согласно которому подразумевается не введение отдельных курсов по развитию эмоционального интеллекта, а перестройка практики образования на деятельностную основу и изменение профессиональной подготовки учителя. Для этого потребуется развитие эмоционального интеллекта самого учителя; понимание им закономерностей эмоционального и социального аспектов целостного развития ребенка в онтогенезе; освоение учителем способов организации образовательной практики в рамках собственной предметности с учетом решения задачи целостного развития личности учащегося. Такая подготовка позволит решать такую задачу не в рамках автономных курсов, увеличивающих учебную нагрузку, а в ходе реализации базовых учебных курсов, эмоциональная и мотивационная вовлеченность учащихся в которые значима как для успешности обучения, так и для их личностного развития.</span></p> Алексей Сергеевич Обухов Copyright (c) 2019 https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3166 Вт, 25 июн 2019 00:00:00 +0300 Становление репрезентационных возможностей в ходе эмоционального развития https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3167 <p>Сравниваются две модели эмоционального развития, уделяющие особое внимание механизму перехода от более ранних форм эмоций к более зрелым. Модель интериоризации М. Холодински предлагает интерпретировать эмоциональное развитие по аналогии с подходом Л.С. Выготского к развитию мышления. Модель социо-биологической обратной связи в эмоциональном развитии Д. Гергея и Дж. Уотсона базируется на механизме восприятия согласованности. Анализ выявил как общие черты, так и различия между подходами. В обеих моделях механизм развития эмоций представляет собой включение внешних коммуникативных знаков во внутренний индивидуальный процесс управления действием на основе эмоций. Ключевое различие определяется тем, какое место в общей логике занимает появление в конце первого года жизни полноценно функционирующих эмоций. В модели Гергея и Уотсона оно интерпретируется как состоявшееся преобразование процесса реализации эмоций путем включения в него прежде внешнего коммуникативного знака. В модели Холодински оно — лишь промежуточный этап на пути интериоризации внешнего знака, который ведет к возникновению в дошкольном возрасте новой формы эмоции, опирающейся на внутреннюю эмоциональную экспрессию и позволяющей анализировать свои эмоции во внутреннем плане. Рассматриваемые модели и выдвинутые теоретические модификации интересны в качестве основы для эмпирических исследований в данной области.</p> Татьяна Николаевна Котова Copyright (c) 2019 https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3167 Вт, 25 июн 2019 00:00:00 +0300 Гегель и Шеллинг: осмысление Французской революции https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3168 <p>Тесная взаимосвязь философии немецкого идеализма с опытом Великой Французской революции является одним из важнейших факторов формирования немецкой классической философии. Участники беседы осветили специфику социально-исторической ситуации в Германии конца XVIII – начала XIX века как объективно-историческую проблему и как важнейший фактор восприятия и оценки революции во Франции, проанализировали характер восприятия событий Французской революции в среде студентов Тюбингенского штифта, обсудили вопрос об отношении молодого Гегеля и молодого Шеллинга к лозунгам Французской революции, а также об их возможном участии в деятельности студенческого политического клуба. Особое внимание было уделено рассмотрению процессов переосмысления Шеллингом и Гегелем событий Французской революции после ее завершения, а также анализу форм изживания революционной травмы в позднейшем творчестве обоих философов.</p> Неля Васильевна Мотрошилова , Петр Владиславович Резвых Copyright (c) 2019 https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3168 Вт, 25 июн 2019 00:00:00 +0300 Линь Юйтан как мой жизненный ориентир. (Пер. с англ. А.В. Скоморохова) https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3169 <p>Линь Юйтан — пример правильной жизни в современном глобальном мире. Живя и учась в Азии, Америке и Европе, он пытался интегрировать лучшие черты этих культур. Никогда не забывая о китайских корнях, в собственной философии жизни он был подлинным человеком мира. Особое внимание Линь уделял образованию. Проработав много лет учителем, Линь критиковал школьный формализм в образовании, основанный на запоминании, зубрежке, а также на постоянном тестировании и оценивании учащихся. Линь полагал, что настоящая задача образования — научить ученика думать и способствовать становлению самостоятельной личности. Линь выступал против чрезмерной специализации процесса обучения и призывал к воспитанию всесторонне развитого Человека. По Линю, разносторонне образованный и воспитанный человек обнаруживает чувство вкуса во всем. Кратчайший путь к формированию такого человека лежит через чтение классической литературы. Линь был ее почитателем и сам писал эссе, рассказы и романы. На взгляд Линя, классическая литература пробуждает в нас изумление окружающим миром и человеческой жизнью. Философия жизни и образования Линя поможет нам стать лучше и сделает нас достойными гражданами глобализированного мира.</p> Предраг Чичовачки Copyright (c) 2019 https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3169 Вт, 25 июн 2019 00:00:00 +0300 Наедине с собой: уединение и одиночество https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3170 <p>Рассматривается соотношение понятий «уединение» и «одиночество» в религиозном, философском и психологическом контекстах. Авторы сосредотачиваются на теоретическом анализе уединения как самостоятельного феномена. В религиозных традициях уединение создает условия для размышлений в тишине, медитации, молитвы, обращения к совести, помогает приблизиться к Богу, достичь мудрости и обрести способность к состраданию. Однако в уединении человек может также переживать одиночество, уныние, пребывать под влиянием самообмана, а при длительном отсутствии общения с людьми — дойти до безумия. В философской и психологической литературе термины «уединение» и «одиночество» не имеют однозначных определений, более того — отмечается небрежность в их употреблении. Вместе с тем в истории мысли возможно дифференцировать одиночество и уединение как разные феномены. Анализ понятий в основных психологических подходах (психоаналитический, гуманистический, когнитивно-поведенческий, экзистенциальный) позволяет отстоять право уединения на независимый от одиночества статус. Как в культурно-исторической, так и в онтогенетической перспективе виден вектор дифференциации рассматриваемых понятий: зрелая личность в уединении не страдает от одиночества; личностное развитие связано с принятием уединения и раскрытием его творческого потенциала. Уединение — это ситуация аутокоммуникации, которая открыта позитивным и негативным переживаниям, связана с развитием рефлексии «Я», а также содержит потенциал для осознания и трансформации внутренних отношений личности с миром. Одиночество — это негативное переживание, при котором аутокоммуникация либо отсутствует, либо препятствует реализации человеком желаемого стремления к своему «Я», другим людям или к миру.</p> Сергей Александрович Ишанов , Евгений Николаевич Осин Copyright (c) 2019 https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3170 Вт, 25 июн 2019 00:00:00 +0300 Мифология века НТР https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3172 <p>В ноябре 2018 года Институт философии РАН, Российское философское общество, журналы «Вопросы философии» и «Человек» провели XVIII Фроловские чтения на тему «Мифология века НТР». Чтения открыл академик РАН А.А. Гусейнов (Институт философии РАН).&nbsp;Чтения посвящены памяти академика Ивана Тимофеевича Фролова (1929–1999) — выдающегося русского философа, президента Российского философского общества, главного редактора журнала «Вопросы философии», инициатора создания и председателя редакционного совета журнала «Человек», директора (1990–1999) созданного им Института человека РАН.</p> Галина Леонидовна Белкина, Мария Ивановна Фролова Copyright (c) 2019 https://chelovek.iph.ras.ru/article/view/3172 Вт, 25 июн 2019 00:00:00 +0300